Alex_P

Дубравка

«Дубравка» Радия Погодина, одного из лучших «советских» детских писателей, стоит особняком в детской литературе. Да и сам автор какой-то очень особенный. Личность яркая – фронтовой разведчик, осуждённый в конце сороковых по антисоветской статье... Сам он утверждал, что за критику известного постановления Жданова, мол, публично назвал Жданова «ничтожеством», а Зощенко и Ахматову – «великими русскими писателями», но в это не очень верится. Потому что Зощенко и Ахматова стали «великими русскими писателями» как раз благодаря постановлению Жданова, а до того Зощенко был пристяжным зубоскалом, вроде нынешнего Петросяна, Ахматова же известна была главным образом одами товарищу Сталину. Но не важно, за что сел на три года Радий Погодин. Главное, что не был он восторженным совком. Не нравилась ему социалистическая действительность, и это отношение – хотел он или нет – просачивалось и в его творчество. Нет, не диссидентство и не антисоветчина. Просто Погодин, будучи умным и порядочным человеком, отстранялся от идеологичности, держал её на дистанции. Только в сюрреалистическом «Шаге с крыши» не удержался и больно пнул романтику «комиссаров в пыльных шлемах» да в самом конце пыльных семидесятых выступил с «Трень-брень», блестящим памфлетом против расцветшего совкового антисемитизма.
Но повесть «Дубравка»...хорошая книгаCollapse )
gaga
  • rizya

Л. Т. Осипова, «Явное рабство и тайная свобода. Заметки о советской литературе» (1960) - 2

Продолжение рассказа об одном из наиболее занимательных «антисоветских» критических трудов.

Глава 2. Совсем особый читательский мир
Советский читатель, как и западный, требует от своей литературы хэппи-энда. Западный по привычке к воле и комфорту, советский, потому что в его жизни хэппи-эндов нет и быть не может. Об этом усердно заботится советская власть.

Советская власть тоже требует хэппи-эндов, у нее для этого имеются свои основания. Она требует признания фикции счастливой жизни в СССР (сплошные хэппи-энды!); читатель хочет уйти от своей невыносимой жизни в художественный вымысел. Это совпадение интересов может оказаться опасным для дела народного освобождения. <...>

Если советскому читателю указать на противоречие между розовыми концепциями романистов, и совсем не розовой советской действительностью, это его раздражает. Это чувство законно и понятно: "вот, мол, явился умник. И сами знаем, что так не бывает. На то она и литература, чтобы на жизнь непохоже было. Иначе и читать не стоит."

И читают ради вымысла.Read more...Collapse )
gaga
  • rizya

Л. Т. Осипова, «Явное рабство и тайная свобода. Заметки о советской литературе» (1960)

Книга Лидии Осиповой о литературе социалистического реализма вышла в мюнхенском издательстве «Посев» после смерти автора и осталась формально незавершенной. Заявленная как литературоведческий труд, книга представляет собой скорее опыт социально-политического анализа советской жизни, через совокупность ее отражения в современной советской литературе.

По Л. Осиповой, литература соцреализма литературой «не является вовсе, а представляет собой грандиозный опыт фальсификации» , а потому литературные критерии к ней неприменимы. Смысл изучения советской литературы для автора заключается главным образом, в познании через нее советской жизни.

Любопытно,что исследователь-эмигрант, не будучи скованным рамками «партийно-социального заказа» развивает свои идеи во многом параллельно официальной критической мысли в СССР, хотя и приходит к предсказуемо противоположным выводам. Многое в книге построено на теории «благого подсознания» советского писателя, якобы принципиально отличающегося от подсознания человека западного. В наше время эта популярная в 50-х годах теория, сформулированная в основном Р. Редлихом, выглядит романтической аберрацией либеральных интеллектуалов первой волны эмиграции, знакомых с советскими реалиями лишь понаслышке.

Указанные особенности не делают этот ставший ныне редкостью труд менее увлекательным. Ниже мы приведем несколько любопытных цитат и рецензий.

Глава 1. Двойственный характер советской литературы (далее-СЛ).Типы и герои СЛ.
Read more...Collapse )
gaga
  • rizya

Любовь Воронкова, «Беспокойный человек» (1954)

Ранние произведения Л. Воронковой по праву входят в золотой фонд советской детской литературы и пользуются неослабевающим вниманием читателей. К сожалению, наиболее выдающиеся работы практически не переиздавались в последующие годы, и нынче малодоступны.

Повесть «Беспокойный Человек» рассказывает о нелегком и поэтическом труде колхозников-животноводов. Главная героиня, восемнадцатилетняя комсомолка Катерина Дозорова работает дояркой в колхозе имени 12-летия Октября. Прямой, открытый характер Катерины не дает покоя ей самой и окружающим колхозникам. Катерина не только заботится о своих, давно ставших лучшими на ферме коровах, но и живо, горячо вникает во все остальные колхозные дела, не забывая и о самообразовании. Правда, мечту о Тимирязевской академии пришлось отложить: "Трудно сейчас у нас в колхозе, и никак нельзя комсомольцам из колхоза уходить," - говорит Катерина новому инженеру соседней МТС Сергею Рублеву, вернувшемуся в родные края «по зову партии» после работы на заводе. Сергей Рублев рад новой встрече с Катериной, рада и она: "Ферму нам механизируешь!" Отношение к уходу из колхоза недвусмысленно делит персонажей повести на два лагеря. Одни, такие как Катерина, Сергей, заведующая фермой тетка Наталья и другие убеждены, что место колхозника сейчас — в колхозном строю. Иначе думают доярка Тоня Кукушкина и дочь тетки Натальи Груня, которая вот уже год как ушла из колхоза и теперь домработница в московском профессорском доме. Осуждает сына за отказ от «чистой» городской работы и мать Сергея, главная телятница колхоза старуха Марфа Рублева.

Неудивительно, что именно с Марфой Рублевой предстоит сразиться принципиальной и открытой Катерине. Несмотря на отдельные успехи в животноводстве, телята в колхозе болеют и гибнут, из-за неправильной, отсталой системы теплого воспитания, которой придерживается Марфа. Усилия районного зоотехника, успехи пионеров методов холодного воспитания, радио и газетная пропаганда не могут заставить упрямую, деспотичную старуху отказаться от отапливаемых телятников. Авторитет Марфы, восстановившей колходное животноводство в первые послевоенные годы настолько высок, что даже председатель колхоза опасается ставить вопрос о холодном воспитании телят на общем собрании. Катерина же Дозорова не боится открыто заявить об отсталых методах Рублевой на колхозной сходке. Однако, усилиями авторитетной Рублевой и ее подпевал — раскосой крикливой Тони Кукушкиной, ленивого скотника Семена, сильно недолюбливающих Катерину, — голосование проваливается.
Катерине удается добиться отправки делегации животноводов в Караваеский совхоз Костромской области, к прославившейся на весь Союз телятнице Долининой. В делегацию включают и внучку Рублевой, Настю, которая крепко сдружилась с Катериной, и теперь заведует животноводческой секцией колхозных юннатов. На волнующем собрании делегаты живо делятся впечатлениями о работе костромичей, и молча выслушивает Рублева рассказ внучки о неотапливаемых телятниках.
Принимается решение о выделении особой группы телят для испытания костромского метода зоотехника Штейнмана. Вести эксперимент поручено Катерине Дозоровой. С помощью колхозных комсомольцев и юннатов Катерина оборудует импровизированный телятник и начинает самостоятельно воспитывать шестерых телят, временно передав своих коров на попечение доярки Анны Волнухиной. Крепкие, закаленные телята стойко переносят первые заморозки, чего нельзя сказать о телятах Рублевой, простужающихся и болеющих от сквозняков.

Раздражение отсталой Рублевой прорывается наружу на общеколхозном праздновании 7 ноября, после раздачи хороших, обильных трудодней. Рублева во всеуслышание обвиняет Катерину в необоснованных видах на ее Сергея, называя ее, помимо прочего, «колхозной девкой». На глазах у всех кохозников разыгрывается чудовищный скандал, где уже Сергей и лучшие люди колхоза убежденно отстаивают честь Катерины. "Не надо было вам, старухам, пива давать," — мрачно резюмирует председатель. Автор целомудренно не предоставляет слова Катерине, не обозначивая никак ее очевидного присутствия на скандальном вечере, так как любое ее явное или неявное участие было бы слишком большим противоречием с ее цельным, чистым образом. Но и сама по себе удивительная скандальная сцена настолько контрастирует с общим настроем повести, что становится особенно любопытной и редкой.

Наступает зима, и гибель лучей телки колхоза, Золотой рыбки, изнеженной излишним теплом, подводит черту под спором о холодном воспитании. Новый телятник решено строить без печей, старуха Рублева уходит с работы и из колхоза. "Ничего, обойдется твоя бабушка," — участливо говорит Катерина плачущей Насте, и та сразу перестает плакать.

Лаконичная повесть, до предела насыщенная любопытными деталями, включая осуждающих войну в Корее колхозных дедов или чтение Катериной вслух трагедии Шекспира «Отелло», переходящее в бурное обсуждение насилия в семье и похвалы советской власти — настоящая «Жатва» Галины Николаевой, переработанная и адаптированная для среднего школьного возраста. В то же время произведение явно идеологически небесспорно, слабо показана роль партийной, комсомольской организаций, да и председатель колхоза очевидно уступает боевитой и идейно стойкой Катерине. Крепкая стать, золотая коса, ясный взгляд, чистый голос - таким видела Л. Воронкова колхозного супергероя 50-х. Неудивительно, что уже в семидесятые годы все это смотрелось как нечто запредельное.

gaga
  • rizya

Александр Кулешов, «Заколдованный круг» (1975?)

Роман «Заколдованный круг», как и другие произведения А. П. Кулешова этого цикла («Мартини» может погаснуть», «Счастливчики с улицы Мальшанс», «Как же быть?», «Сыскное агенство» и др.) рассказывает о жизни современной молодежи на Западе, ее судьбах, проблемах, мечтах и исканиях.

Кпупная капиталистическая страна, наши дни. Процветающая фармацевтическая корпорация «Здоровье» — одна из крупнейших фирм торгующих наркотиками. Она напоминает гигансткий айсберг: шесть седьмых ее скрыто в мрачных шлубинах наркобизнеса, в то время как небольшая сверкающая вершина славится своей «незапятнанной» репутацией в «деловом» мире. Груды разрекламированных патентованных пилюль от головной боли и «стресса» с утра до ночи развозят по городу бело-голубые фургоны фирмы. А ночью, в тайных комнатах неприметных окраинных ресторанчиков, в тщательно охраняемых подвалах загородных вилл, не покладая рук трудятся подлинные создатели благополучия фирмы «Здоровье» — армия наемников, перегоняющих морфий в героин, набивающих сигареты марихуаной, штампующих плитки гашиша и конфеты с ЛСД. Разветвленная сеть распространителей зелья, действующая под прикрытием продажных полицейских и пользующаяся покровительством крупных финансовых и политических тузов, охватывает всю страну, включая университеты, колледжи и средние школы.

Дочь преуспевающего бизнесмена, известного мецената и общественного деятеля господина Лонга — Тереза — обожает устраивать студенческие вечеринки в роскошном семейном особняке. Господину Лонгу нравится, что молодежь веселится под присмотром, да и гости все, ну или почти все, — дети богатых родителей: макаронных, бензиновых и оружейных «королей». Жаль только, что избранник Терезы, Дон, хоть и гордость университетского баскетбола, но сын простого бухгалтера и сам далеко не ровня Терезе и ее знатной семье. Наивный, добродушный и чуть неотесанный, Дон мало задумывается о сложных материях. Семья, университет, баскетбол,Тереза — вот и весь круг его интересов. Разумеется, Дону не по душе очередное повышение платы за учебу, новая война и постоянный рост безработицы, но разве можно в одиночку бороться с этими бедствиями? Дон знает, есть люди, способные на борьбу, такие как студенческий вожак Артур, устраивающий антивоенные митинги и антифашисткие демонстрации. Артур не боится словом и делом отстаивать права студентов, недаром про него говорят, что он чуть ли не коммунист, но разве есть Дону дело до политики? Его гораздо больше волнуют дела его команды. Кстати, с эти как раз неладно: один из товарищей по клубу, Рив, вдруг стал пропускать тренировки и странно себя вести, забросил учебу и не ночует дома. Дон еще не знает, что вот уже полгода как Рив находится во власти одурманивающего зелья...

Случайно попробовав услужливо предложенную «пушером» бесплатную сигарету с марихуаной, Рив и сам не заметил, как за считанные недели превратился в законченного наркомана. Спутанные волосы, воспаленный взгляд, сбивчивая речь, и новые, все усиливающиеся муки между краткими периодами накотического забытья. На покупку зелья требуется все больше денег, и теперь Рив сам поставляет «пушерам» новых клиентов, ведь за это можно получить скидку на героин или «полярные» конфеты с ЛСД. А тут как раз простофиля Дон, с его капитанской заботой о членах команды, вот человек, который сейчас нужен Риву! Разыграв хитроумный спектакль, Рив заманивает Дона в опиумокурильню, но тот наотрез отказывется принимать наркотики и вызвает полицию. Дон не знает, что глава департамента по борьбе с наркотиками, состоящий в одном клубе с отцом Терезы и другими лучшими людтми города, давно покрывает целую сеть наркопритонов. Наркомафия жестоко расправляется с Ривом за неудачную вербовку: наутро его находят мертвым, под подозрением Дон. Лишь благодаря связям господина Лонга ему удается избежать допроса. Находясь в потрясении от пережитого, и под влиянием размолвки с Тер, Дон случайно вспоминает о пачке всученных Ривом «полярных» конфет...

И вот уже Дон начинает короткий и страшный путь, по которому до него прошел Рив. Попытки найти помощь в религиозных или молодежных оргнизациях проваливаются, там ему могут лишь посоветовать усердно молиться богу или перейти с героина на ЛСД. Ища последний шанс, Дон обращается за советом к Артуру, но поздно, слишком позно.. Теперь Дон без устали подыскивает новых клиентов для жадных «пушеров», он давно забыл о баскетбольной площадке. Денег по-прежнему не хватает, и он совершает свой первый налет на магазин.

Узнав правду о «болезни» Дона, Тереза предпринимает энергичные меры по его спасению. Связи и деньги господина Лонга делают свое дело, лечение в лучшей клинике дает первые плоды. Дон почти свободен от зелья, он снова строит планы на на будущее. Этим планам, однако не суждено сбыться. Ускользнувший из лап клиент опасен даже для всесильных пушеров. Анонимный звонок, стремительный лимузин, уколы опия в безжизненную руку — идеально срежиссированный несчастный случай.

И даже мощная кампания в прессе, вскоре организованная Артуром и его товарищами, хотя и приводит к арестам нескольких членов преступного синдиката, но ничем не угрожает подлинным «акулам» большого бизнеса. Политические и финансовые связи — гарантия полной неприкосновенности господина Лонга, главы и основателя фирмы «Здоровье».



Литературно небездарно, богатый идейно-просветительский пласт гармонично сочетается с продуманной сюжетной композицией. Представляет интерес, как образец «западного» романа соцреализма в завершающей стадии его эволюции.

gaga
  • rizya

Василий Ажаев, «Далеко от Москвы» (1948)

Молодой инженер Алексей Ковшов, в августе 1941 года демобилизованный с фронта по ранению, получает распоряжение главка — немедленно отправляться на Дальний Восток, где за тысячи километров от Москвы идет строительство одного из первых в стране нефтепроводов. Распоряжение правительства гласит: нефтепровод, который по плану должны были построить за три года - необходимо построить за год. Для форсирования строительства нарком назначает новых руковдителей стройки, блестяще зарекомендовавших при выполнении самых сложных и ответсвенных заданий партии - Василия Батманова (начальник стройки) и Георгия Беридзе (главный инженер).

Долгая дорога от осаждаемой немцами Москвы до дальневосточного Новинска мучительна и тревожна для Алексея. Он не может примириться с тем, то он, коренной москвич и советский патриот, едет в глубокий тыл, в то время как враг рвется к столице Родины. Состояние Алексея усугубляется и тем, что его жена Зина, пошедшая вслед за ним добровольцем на фронт, продолжает сражаться с врагом, пока он, как ему кажется, едет заниматься абсолютно несвоевременным делом — строить нефтепровод, который даст нефть лишь через год!

Прибыв на место, Aлескей еще больше разочаровывается в своем назначении. Молодой нород Новинск, о котором он столько читал в газетах, кажется ему маленьким и провинциальным, великая река Адун, дремучая тайга и живописные сопки — все это не может сравниться с милыми его среднерусскими пейзажами. Несмотря на протесты Беридзе и нового парторга стройки Залкинда, Ковшов подает Батманову рапорт с просьбой отпустить его на фронт. Однако Батманов, незаурядный руководитель и убежденный коммунист, переубеждает Алексея, доказывая ему, что его боевое место там, где указала партия — на дальнем востоке. «Какая удивительная сила предвидения заключена в общем плане войны с немцами, если даже при непосредственной угрозе Москве, правительство не талько не отказывается от строительства далекого нефтепровода, но и приказывает максимально ускорить введение его в эксплоатацию!»

Алексей горячо включается в работу. Прежде всего, инженерам необходимо радикально переработать старый, довоенный проект строительства, привести его в соответсвие с законами военного времени. Не все инженерно-технические работники управления поддерживают Беридзе и Ковшова. Бывший главный инженер и один из авторов проекта Грубский, ссылаясь на многочисленных иностранных специалистов, убедительно защищает старый проект, изложенный в десяти пухлых томах. Под влиянием Грубского находится и известный русский инженер Кузьма Тополев, по труды которого Алексей изучал еще в институте. Беридзе предлагает серию новаторских, революционных решений — перенести трассу нефтепровода на другой берег Адуна, что сократит его длину а также начать сварку труб зимой, что категорически запрещают все иностранные авторитеты. Для постойки второй насосной станции не хватает материалов, и Беридзе решается спрямить, сократить нефтепровод, и обойтись одной станцией. Смелые предложения Беридзе опровергаются сторонниками Грубского, тем не менее, Батманов, не дожидаясь окончательного утверждения проекта, дает ход его идеям. Участки строительсва начинают переезд на другой берег Адуна...

Пока инженеры разрабатывают новый проект, Батманов по-новому организет работу штаба стройки, ее сердца - управления. Внимательно изучая людей, он каждому находит правильное место и разъясняет его задачу. Силы комсомольской молодежи стройки мобилизуются для создания проволочной связи на всей пятисоткилометровом длине нефтепровода - прежнее руководсто не считало связь необходимой. Перестраивается и по-новому организуется работа Транспотного, Инженерно механического, Диспетчерского отделов.

Одной из центральных фигур романа является Кузьма Кузьмич Тополев. В прошлом известный русский инженер, он пападает под влияние осторожного и хитрого Грубского, и становится противником идей Ковшова и Беридзе. Однако беззаветный, яростный труд Алексея, его глубокая убежденность и вера в успех заставляют Тополева как бы взлянуть на себя со стороны. Как вышло, что он, заслуженный русский инженер, всегда презиравший мелкое и бытовое, стал вдруг противником проекта, так похожего своей смелостью и новизной на его собственные работы времен молодости? Отчего он, руководствуясь устаревшим принципом «лойяльности» по отношению к своему патрону Грубскому, стал одним из тормозов столь необходимого стране строительства? Нравственный перелом в душе старика Тополева, произошедший под влиянием молодого Алексея, их объяснение, и возникающая между ними трогательная дружба, — одна из силовых линий романа. Люди, берeжное к ним отношение, борьба за людей и вера в них и сталинская фраза «люди - наш самый ценный капитал», — как выражение государственной политики и нравственных норм принятых в СССР. Воспитательные беседы старых коммунистов Батманова и Залкинда с Ковшовым, влияние Алексея на старика Тополева — вот они, проявляющиеся контуры новых, невиданных прежде форм человеческих отношений, ставших возможными только в стране Советов.

Воспитание, формирование идейного и морально-нравственного облика человека неотрывно связано с объединением людей в полноценный, здоровый коллектив. Именно созданию единого, боеспособного коллектива, — начиная с управления и кончая всеми участками трассы, — уделяют особое внимание Батманов и Залкинд. Собирая партконференцию, беседуя с шоферами и лесорубами, думают партийные и советские работники о людях, о коллективе. Поверив в новое руководство, берут на себя повышенные обязательства, проявляют трудовой героизм рядовые труженики стройки. Имена шоферов-стахановцев Сморчкова и Махова, лесорубов Фантова и Шубина, повара Ногтева, сварщика Умары Магомета становятся известными всей трассе. «Смотри, какой сила мы! Все можем сделать! ... Теперь у нас есть коллектива!»- горячо говорит Батманову сварщик-коммунист Умара Магомет. И самый трудный участок трассы — укладка труб на дно Джагдинского пролива, инженерную часть которой решил инженер Тополев, — пройден.

Трагизм военного веремени ощущается и в глубоком тылу. Получает известие о смерти жены Алексей. Геройски погибают, спасая уложенный на льду нефтепровода, десятник Гончарук, плотник Пестов и тракторист Силин. Трагически обрывается смерть инженера Тополева. От рук бандистко-шпионской шайки, руководимой внедрившимся на строительство сыном кулака и белогвардейца Сомовым, погибает коммунист Панков.

Автор не показывает читателю успешного пуска нефтепровода. Роман оканичичвается вызовом Алексея с докладом о ходе строительства Москву, когда первая очередь нефтепровода уже готова и испытана. В Москву, куда так стремился в свое время Алексей, и где теперь ждет его встреча с «воскреснувшей», живой, любимой женой Зиной.

Однако, в неизбежной, окончательной и полной победе строителей трудно усомниться. Большой путь проделал коллектив трассы за недолгие пять месяцев. Многое еще предстоит сделать, но главная задача решена — создан боевой, слаженный коллектив, способный решать любые задачи. Оглядывая взглядом раскинувшуюся в тайге грандиозную стройку, читатель, вместе с Василием Михайловичем Батмановым, невольно начинает задумываться о новом задании партии и правительства.

trister Alltag

Анатолий Алексин, «Записки Эльвиры»

Весьма характерное произведение Анатолия Алексина, яркий образец как почерка автора, так и его системы ценностей и моральных представлений.

Действие повести разыгрывается в двух квартирах одного московского подъезда, на пятом этаже которого живет семья Эльвиры. Её мать стремится всеми силами устроить жизнь своей семьи и своей дочери как можно лучше, постоянно подчеркивая свою принадлежность к высшей касте. Даже «простонародное» имя Вера, данное дочери ее отцом, мама собственноручно меняет в метрике на Эльвиру, исправив «е» на «и» и добавив «аристократическую» приставку «Эль». Лечится она только у гомеопата, подпольного чудодея с подмосковной станции Тайнинка, обычные вещи, не говоря уже об особо дефицитных товарах не покупает в магазинах, а «достаёт» через знакомую спекулянтку. Эта же сомнительная особа помогает приобретать и книги, которые в семье Эльвиры стоят ровными рядами за надежно запертыми дверцами книжного шкафа. Ключ от шкафа мама прячет в батарее отопления – ведь книги, которые здесь служат элементом интерьера, нельзя трепать попусту, в крайнем случае, можно воспользоваться библиотекой. Собрания сочинений расставлены не наобум, цвета обложек должны сочетаться, удачно гармонируя с обстановкой квартиры. Поэтому, безусловно, стоит подписаться на Элизу Ожешко – молочный с золотым тиснением переплет отлично подойдет к новому абажуру. В доме не бывает случайных людей – все знакомства заводятся исключительно в «нужных» кругах, и даже историю семьи мать Эльвиры перекраивает, чтобы подать события в наиболее выгодном свете. И в самом деле, знакомство родителей в полумраке несуществующей ложи-бенуар в Большом театре или на теннисном корте выглядит гораздо более изысканно, чем прозаическая встреча в студенческой столовке.
Отец Эльвиры уже давно махнул рукой на попытки изменить взгляды жены и уклад жизни в семье. Даже газеты он теперь выписывает на завод, так как в доме их тут же использовали для заворачивания обуви или протирания стекол.

Эльвира учится в школе средне, звезд с неба не хватает и в результате проваливает экзамены в выбранный мамой из соображений престижа институт. И в голове мамы зреет новый план – устроить дочь в ВУЗ с помощью связей, «по блату». Очень кстати в квартиру на первом этаже переезжает доцент пушного института Сергей Сергеевич, с которым Эльвира и должна познакомиться под предлогом помощи его больной матери. Но учительница на пенсии совсем не нуждается в дополнительной помощи – ее регулярно навещают бывшие ученицы, помогают по хозяйству в перерывах между учебой и работой, делятся своими новостями и обсуждают с Марией Сергеевной самые разные темы – литературу, политику, общественную жизнь. Они говорят о книгах и фильмах, газетных статьях и новых театральных постановках. Эти разговоры чужды Эльвире, ведь книги в ее семье заперты в шкафу, газет она не читает, нигде не работает и не учится – что вызывает насмешливое «фырканье» Лены Сигаловой, любимой ученицы Марии Сергеевны. Эта девушка работает санитаркой и учится на вечернем отделении института, она помогает матери растить младших братьев, и, несмотря на свою занятость, она участвует в общественной жизни, читает массу книг и совершенно не кажется несчастной. Это кажется удивительным и странным Эльвире, ведь ее в семье ограждают от жизненных трудностей, она даже не умеет толком вытереть пыль или очистить луковицу. Да и вообще она проигрывает на фоне энергичной и остроумной Лены. В семье Сергея Сергеевича совершенно не ценятся связи и добытые по «блату» вещи, которых «ни у кого нет». Огненно-красные клипсы Эльвиры вызывают лишь недоумение, а ее познания в литературе и политике просто смешны. Стараясь не ударить в грязь лицом, она начинает читать газеты и требует у мамы ключ от книжного шкафа, что приводит ту в настоящую панику. Она начинает понимать, что ее планы выгодно пристроить дочь как в ВУЗ, так, возможно, и замуж за перспективного доцента, терпят крах. Она утратила контроль над Эльвирой, которая с радостью спешит в квартиру на первом этаже – ведь там перед ней открывается настоящая, честная и интересная жизнь. И уже реже и реже укоризненно качает головой Мария Сергеевна, отмечая промахи Эльвиры, и уже не так скептически к ней относится и сам Сергей Сергеевич. И, хотя уезжая в далекий Красноярский совхоз, он хочет «вырастить много пушистых зверьков», чтобы и у Лены Сигаловой «была красивая шубка», Эльвира надеется и верит, что когда он вернется, он вернется и к ней тоже. А пока она поступает работать санитаркой в больницу – для нее начинается новая жизнь.

При поиске текста книги в сети выяснилось, что по повести в 1959 году был снят фильм «Я вам пишу...» на киностудии Молдова-фильм. Однако, судя по аннотации, фильм снят скорее «по мотивам», что в очередной раз подтверждает малоценность экранизаций для истинных ценителей. Тем не менее, посмотреть было бы любопытно.

Свирин А., Ляшенко М. До Земли еще далеко.

"Это - книжка из серии "Книга знаний", написанной М. Ляшенко и А. Свириным, в которую входят "До Земли еще далеко", "На этой планете можно жить", "Операция Океан", "Большая охота" и "Экспедиция к предкам". (В соавторстве написаны только две первые из них). Трудно одним словом определить жанр этой серии. Она одновременно и художественная, и научно-популярная; и реалистическая, и научно-фантастическая. Судите сами.

Проведать заболевшую девочку Лену приходят два ее одноклассника - Витька и Генка. Родители Лены на работе, а "бюллетенит" вместе с ней... ее родной дедушка, который по совместительству отказывается крупным ученым, профессором. Вчетвером они начинают увлекательнейшую игру, в процессе которой перевоплощаются в представителей инопланетной цивилизации, прибывшей на Землю на фотонном звездолете "Луч" с исследовательско- дружественным визитом. У них странные имена (Тькави, Каген, Нкале и капитан Лендед), они похожи на людей, но у них стрекозиные крылья и обезьяньи хвосты, а еще они никогда не спят. В процессе этой... м-м-м... игры ребята (а заодно и читатели "Книги знаний") не только следят за приключениями инопланетных героев, но узнают огромное количество новых фактов - сколько планет вращается вокруг Солнца, почему извергаются вулканы, как ориентироваться по карте, что такое "постулат причинности", и т.п. Для пытливых и любознательных слушателей и читателей дедушка-профессор припас все необходимые фотографии, схемы, выписки из энциклопедий и научно-популярных статей.

Книжки из серии ориентированы на детей 8-12 лет. Жаль, конечно, что некоторые сведения из "Книги знаний" устарели (все-таки, создавалась эта серия в 1960-х годах), но в любом случае прочитывалось все это на одном дыхании и помногу раз. А сейчас вспоминается с ностальгией."

http://www.parfenov.org/cgi-bin/booklist/bookpage.pl?book=1537


Если вы помните эту замечательную познавательную серию, смотрите ссылки.

Свирин А., Ляшенко М. До Земли еще далеко.
http://solar-kitten.livejournal.com/44128.html?mode=reply&style=mine


Операция "Океан"
http://solar-kitten.livejournal.com/48823.html


Две первые главы "Экспедиции к предкам"
http://sineus2.narod.ru/
gaga
  • rizya

Детская энциклопедия "Что такое? Кто такой?" — 1968 (книга вторая)

Продолжаем вспоминать легендарную детскую энциклопедию. Во второй том издания включены статьи разнообразной тематики на буквы "О"-"Я".

Ниже размещены несколько отсканированных страниц из второго тома. Как вы можете увидеть, большинство страниц сильно пострадало от времени и нескольких поколений пытливых читателей, что однако делает этот отпечатанный в ГДР фолиант еще более привлекательным и любопытным.



41,93 КБ
Обложка второго тома. Голова девочки.

Остальные страницыCollapse )
Страницы из первого тома энциклопедии были размещены в предыдущей записи.